?

Log in

No account? Create an account

Значение Краснодарского края для России трудно переоценить. Во-первых, этот регион по численности населения является третьим в стране, уступая лишь Москве и Московской области. При этом он один из немногих субъектов РФ, население которого в постсоветский период значительно увеличилось (почти на 10%). Кубань является своеобразным «магнитом», как для внутренней миграции из республик Северного Кавказа, регионов Южного федерального округа, так и выходцев из стран Закавказья, Центральной Азии и Украины. Краснодарский край (регион Большого Сочи) непосредственно граничит с Абхазией, частично признанной республикой, представляющей стратегический интерес для России в регионе Черного моря.

Во-вторых, Кубань — регион, имеющий важное социально-экономическое значение для всей страны. Здесь расположены санаторно-курортные комплексы международного значения, в Новороссийске также заканчиваются нефте- и газопроводы из Азербайджана и Казахстана. Новороссийский и Туапсинский порты занимают первое и третье место в стране по грузообороту. Доля сельского хозяйства Краснодарского края в общей стоимости, произведенной в России сельскохозяйственной продукции, составляет порядка 7 %.

В-третьих, Краснодарский край — полиэтничный регион, в котором крайне важно поддержание конструктивных отношений между представителями разных народов. От этого в значительной степени зависит безопасность и стабильность всего Юга России.

В этом контексте чрезвычайно важно понять и адекватно оценить потенциал гражданского общества Краснодарского края как важного партнера власти в деле реализации стратегически важных государственных инициатив. Доклад о состоянии гражданского общества в Краснодарском крае, подготовленный Общественной палатой Кубани, позволяет это сделать. Фактически представлен качественный «рентгеновский снимок» гражданского общества отдельно взятого региона страны.

Структура доклада представляется обоснованной. Он состоит из введения и шести тематических глав, посвященных отдельным направлениям краевой гражданской активности, и заключения.

Во введении авторский коллектив подчеркивает, что развитие гражданского общества края идет в русле общероссийских тенденций, но имеет свои особенности. Они особо отмечают, что «быстрый миграционный прирост населения края, второе десятилетие опережающий темпы экономического развития, привели к ускоренному росту экономически и политически активного среднего класса», имеющего запрос на качественное управление, комфортную городскую среду и предпринимательскую инициативу. Это, как справедливо отмечают авторы, создает широкие возможности для развития гражданского общества «опережающими темпами».

В первой главе рассматривается развитие некоммерческого сектора на Кубани. Авторы обосновано говорят о том, что его развитие помогает государству в решении социальных задач, а также активизирует гражданское общество в целом. Однако нельзя не заметить, что за приведенным, безусловно, интересным фактическим материалом, не следуют развернутые выводы. Не предпринимаются попытки обобщить основные тренды и описать «проблемные места». То, что авторы определяют, как выводы, фактически является рекомендациями. Хотя с ними трудно спорить, когда они говорят о необходимости модернизации системы господдержки некоммерческих структур, прежде всего, оптимизации доступа НКО на рынок социальных услуг.

Вторая глава доклада посвящена волонтерству. Крайне важное направление гражданской активности на Кубани, принимая во внимание тот факт, что край принял такие спортивные события мирового масштаба, как зимняя Олимпиада в Сочи в 2014 году, матчи чемпионата мира по футболу-2018, другие значимые мероприятия. Авторы подчеркивают, что сегодня имеющиеся в крае законопроекты не в полной мере соответствуют реальному положению дел в сфере добровольческой деятельности. «Так, в соответствии с Законом Краснодарского края от 09.07.2013 № 2758-КЗ, волонтером считается гражданин в возрасте лишь до 30 лет…». По мнению авторского коллектива, возрастной диапазон необходимо расширить, т. к. в добровольческой сфере задействованы граждане различных возрастных групп, от 14 лет до 70 и старше».

Третья глава анализирует гражданскую активность в сфере молодежной политики. Это направление крайне актуально, так как молодежь (люди в возрасте от 14 до 30 лет) сегодня — это четверть населения всего края, одного из самых многонаселенных в РФ. В главе представлены интересные социологические данные, отражающие предпочтения молодежи. Следует приветствовать интерес авторов к темам «исторической политики». Принимая во внимание сложный полиэтнический состав Кубани, важно понимать, как оцениваются сегодня вопросы истории Кавказской войны, инкорпорирования различных народов в состав России, развития казачества. Не менее важны и актуальные политические события (украинский кризис, конфликт в Сирии) в восприятии молодых людей. Тем не менее, авторы осветили гражданскую активность молодежи Кубани, в основном, в спортивной и военно-патриотической сфере. Непраздный вопрос, а какова она в других сферах? Очевидно, что предпочтения молодых людей, выявленные социологами, это не совсем то же самое, что гражданская деятельность.

Четвертая глава посвящена организациям экологов и их роли в обеспечении экологической безопасности Кубани. Следует отметить, как и в случае с первой главой, первоклассный эмпирический материал. Но за этими фактами (крайне важными для понимания масштабов гражданской активности на ниве экологии) нет широких обобщающих выводов.

Пятая глава посвящена партнерству бизнеса и власти. Особо следует отметить удачную попытку авторов рассмотреть краевые тенденции на фоне общемировых трендов.

Шестая глава дает анализ проблем и перспектив общественного контроля. Рассматриваются инициативы в области жилищного контроля, сфере здравоохранения, культуры, избирательных прав граждан. Авторы фиксируют, что «несмотря на принятые в 2017 году нормативные правовые акты, направленные на развитие законодательства об общественном контроле», оно требует «уточнения и совершенствования».

В заключении даются практические рекомендации по улучшению взаимодействий власти и общества, повышению эффективности гражданского сектора. Так, авторы говорят о необходимости «ревизии» некоммерческих организаций Кубани. По их мнению, «неопределенность в этом секторе приводит к тому, что в реальности, под видом НКО, работает много организаций, не имеющих к этой деятельности никакого отношения».

Доклад представляет собой важный пример качественного изучения гражданской активности в стратегически важном регионе РФ. В то же самое время, в нем преобладает нормативно-описательный подход, чувствуется недостаток обобщений и сравнительной динамики (что стало лучше, по сравнению с 2016, 2015 годами, а где существуют серьезные проблемы). Оговоримся сразу. Наши замечания носят полемический характер и не влияют на высокую оценку рецензируемого доклада. Думается, материал, представленный кубанскими авторами, можно использовать для обобщающих докладов по гражданской активности на территории Южного федерального округа. Крайне важно, чтобы подобные исследования были бы доступны для представителей государственного и муниципального управления.

4 сентября Верховная рада в первом чтении приняла законопроект «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». В соответствии с документом рабочим языком в любых государственных инстанциях, в армии, правоохранительных органах, судах, науке, образовании и здравоохранении страны является исключительно украинский. За несоблюдение требований закона и за «публичное унижение языка» налагаются штрафы. Как пояснил директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник, новый закон вводит государственный язык абсолютно во все сферы общественной жизни, вытесняя языки меньшинств, включая русский (РБК).

2 октября стало известно, что фракция «Блок Петра Порошенко» и некоторые внефракционные депутаты внесли в Верховную раду поправки в закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики». Документ под номером 9139 запрещает на территории страны понятие «русский мир». Более того, данное явление предлагается на законодательном уровне признать разновидностью нацизма.

В проекте закона утверждается, что «русский мир» — это форма национал-социализма, «российская неоимперская геополитическая, культурно-историческая идея международного и межгосударственного сообщества, объединенного причастностью к России и приверженностью к русскому языку и культуре, под лозунгами единения и защиты носителей русского языка и культуры, православной веры, общей исторической памяти и общих взглядов на общественное развитие».

Законопроект ставит целью «осуждение “русского мира” как ключевого концепта русской национальной идеи, которая является идеологическим оправданием российского шовинизма, империализма и военной агрессии против стран-соседей».

Авторы поправки намереваются запретить на Украине любую пропаганду «русского мира», в том числе, и путем распространения информации о том, что «российская православная церковь — основа Вселенского православия и единственная церковь, которая сохранила аутентичную веру, а также использование такой идеологии как основание для объединения украинского и российского народов» (svpressa.ru).

Агрессивные инициативы Верховной рады продолжают новое русофобское наступление, получившее развитие на Украине и в некоторых других странах в течение последнего времени.

27 сентября украинские праворадикалы совершили нападение на торговое представительство Российской Федерации в Киеве. Националисты облили нечистотами и краской автомобили российских дипломатов, сорвали с машин номера и прокололи шины. На территорию торгпредства были заброшены дымовые шашки. Проезжую часть хулиганы исписали оскорбительными надписями в адрес россиян. Прибывшие на место полицейские никак не препятствовали злоумышленникам, молча наблюдая за бесчинствами.

Посольство РФ на Украине направило коллегам ноту протеста. В российском МИДе произошедшее охарактеризовали как «грубое нарушение положений Венской конвенции о дипломатических сношениях, согласно которой принимающее государство обязано обеспечивать защиту аккредитованных в нем дипломатических представительств от всякого вторжения, ущерба, нарушения спокойствия или оскорбления его достоинства».

На Смоленской площади заметили, что неоднократные обращения к Киеву с требованием недопущения подобных насильственных действий, привлечения к ответственности их организаторов и исполнителей, остаются без ответа.

«Ожидаем от украинской стороны публичного осуждения этой варварской выходки. Исходим из того, что ею будут предприняты все необходимые шаги для немедленного расследования преступления, обеспечения безопасности российских представительств на территории Украины, их сотрудников и имущества, а также возмещены причиненные материальные убытки», — говорится в сообщении российского внешнеполитического ведомства.

26 сентября на заседании 39-й сессии Совета по правам человека ООН в Женеве украинская делегация открыто угрожала представителю Крыма Сергею Пинчуку при многочисленных свидетелях. Как сообщил руководитель рабочей группы по международно-правовым вопросам при постпредстве Республики Крым при Президенте РФ Александр Молохов, после выступления Пинчука один из представителей Киева подкараулил его на выходе из зала и, показав средний палец руки, пообещал «достать» его.

«В своем выступлении я постарался затронуть весьма болезненную для украинской стороны тему глубокого нарушения прав крымских татар, которые компактно проживают на территории Украины, — пояснил позднее С. Пинчук. — Тем самым мы вышибаем табуретку из-под удобного места, на котором прочно сидят проплаченные западные пропагандисты и наши украинские оппоненты, которые любят спекулировать на тему псевдонарушения прав крымских татар в Крыму».

«Видимо, они не рассчитывали, что в комфортной атмосфере, которая складывалась в зале заседания Совета по правам человека ООН для украинской делегации, кто-то осмелится нарушить заведенный порядок, не будет петь в унисон и рассказывать о бесконечных псевдотерзаниях, которые испытывают крымские татары в Крыму, а, наоборот, попытается упрекнуть украинскую сторону в явном несоблюдении гуманитарных прав человека», — предположил российский правозащитник (ria.ru).

Хамскую выходку украинского делегата осудили в Госдуме.

«Обязательно нужно предавать гласности эти вопиющие случаи угроз, потому что речь идет не о дикости некого отдельного индивида, речь идет о представителе челевеконенавистнического киевского режима, русофобия которого, возможно, самая яркая, но не единственно дикая черта, — заявила депутат от Республики Крым Светлана Савченко. — В этой угрозе — вся история деградации попытки построения «незалежной державы» дремучими националистами и остервенелыми мародерами» (riafan.ru).

В то же время, депутат Верховного Совета Республики Крым Алексей Черняк сообщил, что российских делегатов вообще не собирались допускать на сессию. По его словам, вопрос об участии благополучно разрешился в самый последний момент.

«Этот маразм и идиотизм был предсказуем, потому что им, к сожалению, болеют многие западные политики, которые оказывают давление на аппарат Совета по правам человека в частности и ООН в целом», — заметил парламентарий (news-front.info).

18 сентября депутаты облсовета Львовской области ввели мораторий на публичное использование «русскоязычного культурного продукта». В решении отмечается, что запрет на исполнение, прослушивание и просмотры в общественных местах любых видов и жанров русской культуры будет оставаться в силе до «момента полного прекращения оккупации территории Украины». Постановление принято с целью «избежать эскалации напряженности в обществе и не допустить разжигания межнациональной розни, ради защиты украинского информационного пространства от гибридных воздействий государства-агрессора и преодоления последствий длительной языковой русификации» (pnp.ru).

Кроме того, в ближайшее время Верховная рада рассмотрит новый пакет законов о полной украинизации страны. Как стало известно, вице-спикер Оксана Сыроид, Анна Гопко и другие депутаты разработали документ «О государственном языке», предусматривающий использование представителями украинской власти в рабочее время исключительно украинского языка. Нарушение предусматривает штраф до 6800 гривен.

Между тем, по результатам социологического исследования института Gallup от 2008 года, около 83% населения Украины предпочитают общаться на русском языке.

Очередную русофобскую инициативу прокомментировал крымский политолог Владимир Джаралла.

«Украинский национализм вовсе не опереточный, как любая форма национализма он весьма агрессивный и мерзкий, когда сталкиваешься с ним на практике. Ползучая национализация шла все эти годы, она использовалась украинскими правящими кругами для того, чтобы обеспечить себе власть и легитимизировать ее. В настоящее время использование украинского национализма — это главный инструмент для решения всех внутренних проблем. В преддверии президентских выборов националисты усилили свою активность, все пророссийские движения и движения по правам нацменьшинств находятся в очень тяжелой ситуации», — отметил аналитик (slovodel.com).

Между тем, в Польше продолжается война с памятниками времен СССР. Целенаправленные удары по совместному прошлому наносят как официальные власти, так и русофобы-вандалы. До конца 2018 года в республике планируется снести 75 монументов, связанных с Красной армией, советскими партизанами и военнопленными. Среди них — памятник благодарности Красной армии в Скарышевском парке в Варшаве, два обелиска во Вроцлаве и мемориальная доска в Лодзи. Напомним, что в 2017 году президент Польши Анджей Дуда утвердил поправки в закон о запрете пропаганды коммунизма, предусматривающий демонтаж подобных монументов. На территории республики таковых объектов, по разным оценкам, порядка 469.

Не может не настораживать и варварская «инициатива снизу», демонстрирующая популярность русофобских взглядов в определенных слоях польского общества. Так, 20 сентября стало известно о попытке неизвестных вандалов взорвать памятник в честь советских солдат, павших при форсировании Одера. У монумента, установленного близ деревни Миколин, злоумышленники подорвали самодельную бомбу, обелиск был поврежден.

Не менее пяти случаев вандализма в отношении советских памятников за последние месяцы зафиксированы в Чехии. Так, 21 августа вблизи Пражского Града вандалы обрисовали красной краской памятник погибшим красноармейцам. В начале мая в Праге нападению русофобов подвергся памятник маршалу И. Коневу.

В посольстве России в Чешской Республике вновь призвали общественность, СМИ и власти Чехии «не оставаться равнодушными к подобным недостойным актам».

«Осквернение мемориальных объектов, посвященных тем, кто сражался и погибал за освобождение Европы от нацизма, является проявлением ограниченности и озлобленности отдельных представителей общества, стремящихся самоутвердиться столь примитивным образом, — говорится в комментарии диппредставительства. — Важно, чтобы такая «героическая» борьба с памятниками не становилась повседневной нормой в государстве, народ которого дорожит памятью о тех, кто отдал свои жизни за то, чтобы его Родина жила».

Выраженный антироссийский курс набирает силу в Молдавии. 2 октября на встрече в Нью-Йорке с Генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем премьер-министр республики Павел Филип выразил собеседнику благодарность за принятую в июне этого года резолюцию о выводе российских войск из Приднестровья. Он также подчеркнул, что в повестку нынешней сессии был внесен новый пункт — «Вывод иностранных вооруженных сил с территории Республики Молдова».

Тем временем, президент Молдовы Игорь Додон, неоднократно высказывавшийся за укрепление сотрудничества между Кишиневом и Москвой, уже в четвертый раз признается недееспособным решением Конституционного суда и временно отстраняется от должности (life.ru).

Очередными антироссийскими инициативами отметилась и Прибалтика. 21 августа министр юстиции Эстонии Урмас Рейнсалу и его латвийский коллега Дзинтарс Расначс на заседании, посвященном столетию двух государств, подписали соглашение, в котором потребовали от России, как правопреемника СССР, «компенсацию за период советской оккупации» (nation-news.ru).

В этот же день Центризбирком Латвийской Республики исключил лидера Русского союза Латвии Татьяну Жданок из избирательного списка ее же партии.

«Для Европарламента гражданка Латвии Татьяна Жданок, доктор математических наук, преподававшая 15 лет в Латвийском университете, оказывалась трижды вполне избираемой, а вот для латвийского парламента — нет», — прокомментировало решение комиссии Федеральное агентство новостей.

«Никакой демократией в Латвии и не пахнет, — заявила Т. Жданок. — Тем не менее, нам надо использовать все методы ненасильственного сопротивления. В первую очередь, получить представительство в парламенте Латвии. Это даст возможность бороться более эффективно, иметь определенный иммунитет в борьбе за свои права» (riafan.ru).

Исключительно болезненной проблемой остается практика уголовных преследований пророссийских общественных активистов в прибалтийских странах. Красноречивым примером русофобского произвола является преследование защитника русских школ, одного из руководителей Русской общины Латвии Александра Гапоненко, блогера С.Загурскаса, журналиста В.Клоповского, правозащитника Д.Шульцаса из Литвы и других.

На фоне новой антироссийской истерии, подогреваемой очередным пакетом санкций, 25-27 сентября в Нью-Йорке прошел юбилейный ХХ Всемирный конгресс русской прессы. Важность мероприятия трудно переоценить. В работе форума приняли участие около 200 руководителей и ведущих журналистов русскоязычных СМИ из более чем 50 государств, а также политики и общественные деятели России и стран СНГ. Организаторами конгресса выступили Всемирная ассоциация русской прессы (ВАРП) и Национальный оргкомитет США при содействии информационного агентства ТАСС и Фонда сотрудничества с русскоязычной зарубежной прессой.

Приветствие участникам конгресса направил президент России Владимир Путин.

«Ваши ежегодные встречи дают хорошую возможность для конструктивного, содержательного диалога между представителями многочисленных русскоязычных печатных и электронных средств массовой информации, действующих в разных странах мира», — заявил глава государства, подчеркнув важность этой работы в деле распространения правдивой информации о России и формирования объективного образа нашей страны за рубежом.

Специальной темой форума стала русофобия в мировых СМИ.

«Современная форма русофобии — это антироссийскость, — отметил в своем выступлении руководитель израильского телеканала ITON-TV Александр Вальдман. — Это несколько непривычный термин, но он отражает смысл того, что происходит: это пропаганда, направленная против России, против русских. К сожалению, мы с этим сталкиваемся».

Спикер призвал русскоязычные медиа активно бороться с этим злом.

В свою очередь, руководитель сетевого голландского ресурса «Еврогармония» Раиса Вагнер подчеркнула, что правдивая и объективная информация о России — важнейшая задача русскоязычных СМИ, работающих за пределами РФ.

«Я создала этот ресурс с тем, чтобы донести до народа Нидерландов правду о России, о ее культуре. Негативную информацию о России распространяют те, кому это выгодно. Для того, чтобы противостоять этой пропаганде, необходима большая открытость, демонстрация готовности к диалогу», — считает Р. Вагнер.

Президент нью-йоркского района Бруклин, где состоялся конгресс, Эрик Адамс выразил надежду, что данное мероприятие послужит мостом взаимопонимания между народами США и России.

«Тот факт, что сегодня представители русскоязычной прессы собрались здесь, свидетельствует о том, что мы постепенно создаем этот мост взаимного понимания. Место проведения конгресса не случайно, ведь Бруклин с его большой русскоговорящей диаспорой — это Москва в Америке», — сказал Э. Адамс.

Коллегу поддержал сенатор законодательного собрания штата Нью-Йорк Марти Голден.

«США и Россия — великие державы, они должны работать совместно, стремиться к достижению целей, отвечающих общим интересам. Нам надоели фейковые новости, мы хотим настоящих новостей, и именно об этом нужно вести речь сегодня», — заявил политик (tass.ru).
В период завершения холодной войны делались многочисленные прогнозы относительно того, что уровень свободы совести и религиозная толерантность возрастут. На первый взгляд, для этого были серьезные основания. С распадом СССР канула в лету и политика государственного атеизма. Серьезные улучшения в плане совершенствования государственно-конфессиональных отношений были зафиксированы в странах Центральной и Восточной Европы, Латинской Америки. Наметился прогресс на переговорах по палестино-израильскому и североирландскому урегулированию, в которых религиозный фактор играл значительную роль. На волне тогдашних ожиданий известный американский политолог Фрэнсис Фукуяма написал своеобразный манифест той эпохи, получивший символичное название «Конец истории»[1].

Казалось бы, мир ждут прекрасные перспективы, где свобода совести и религиозных исповеданий будет одним из важнейших проявлений. Однако прошло всего несколько лет, и мир увидел новый манифест новой эпохи – книгу профессора Самюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций и формирование мирового порядка». В этом трактате ученый утверждал, что будущие войны будут вестись не столько между странами и военными блоками, сколько между культурами, в основе которых будет религиозная идентичность[2]. Он также предсказал растущую роль радикального исламизма во всем мире. И оценки Хантингтона не были лишь игрой интеллекта. К этому времени мир уже увидел разрушительные войны на территории бывшей Югославии и Советского Союза, на Ближнем Востоке и в Африке. И борьба различных религиозных идентичностей была в них одним из ведущих факторов. И сегодня наряду с огромным культурным и гуманистическим значением религия по-прежнему играет существенную роль в значительном количестве военных конфликтов современности, она используется для оправдания насилия в отношении приверженцев иных религий и «других» внутри одной религии. Политизация религиозных процессов также является сегодня важнейшим мировым трендом.

В этой связи крайне важной задачей представляется комплексное осмысление состояния свободы совести и религиозной нетерпимости. Такая работа многие годы ведется различными правозащитными и общественными структурами, такими как HumanRightsWatсh, AmnestyInternational. Весьма активны в этом направлении и государственные институты США (Госдеп, Конгресс, Комиссия по религиозной свободе). Однако и в первом, и во втором случае мы видим определенную предвзятость. Те страны, которые оппонируют Вашингтону и его союзникам (Россия, Иран, Сирия, страны Латинской Америки), получают предельно негативные оценки состояния свободы совести. Спору нет, во всех перечисленных странах имеются свои проблемы, противоречия и даже конфликты. Но несправедливо выпячивать ситуацию там, не видя очень сложных и порой драматичных трендов в странах Европейского союза, особенно на фоне миграционного кризиса. Не являются и сами США беспроблемной страной. В ней также отмечаются как проявления исламофобии, расизма, так и проявления нетерпимости к чужому мнению. В американском экспертном сообществе сама идея оценки политики Вашингтона, встраивание ее в различные мировые рейтинги рассматриваются как вызов.

В этой связи новый доклад «Свобода совести и религиозная нетерпимость в современном мире», подготовленный Российской ассоциацией защиты религиозной свободы, представляет значительный интерес. Сразу следует оговориться, что это не академический проект в узком смысле этого слова. В нем предлагается не каких-то инновационных гипотез или методов исследования. Но это, во-первых, высококачественный мониторинг ситуации с очень хорошей выборкой (представлены страны исламского мира, ЕС, страны БРИКС, США, постсоветские государства, КНДР). Он будет полезен и преподавателям, и представителям академической науки. Во-вторых, мы видим хорошую систематизацию по теме. Правда, в названии доклада следовало бы особо оговорить, что речь идет о трендах 2017-2018 гг. Впрочем, как правило, ни один доклад не совпадает на 100% с избранными хронологическими рамками. Особую ценность доклад будет иметь для практических специалистов, для тех, кто работает в управленческих структурах федерального, регионального и местного уровня и в ежедневном режиме занимается решением проблем государственно-конфессиональных отношений и национальной политики.

Доклад имеет качественную структуру. Крайне редко сегодня в материалах такого рода удается поддерживать единообразие в рассмотрении различных стран и регионов мира. Все разделы снабжены добротным статистическим материалом. Видно, что авторы переработали значительное количество первоисточников, а не вторично использованных материалов. Во введении предпринята продуктивная попытка дать классификацию и типологизацию имеющихся вызовов свободе слова.

Вместе с тем некоторые формулировки вызывают сомнения или как минимум вопросы. Спору нет, в современной Европе мы видим излишнее увлечение темой защиты всех и всяческих меньшинств (этнических, сексуальных), а также процессы секуляризации. Но, во-первых, они начались не вчера и не сегодня, а во-вторых, против этого имеется и определенное движение. Далеко не вся Европа стремительно «дехристианизируется» и забывает свое прошлое. Вырастают новые консервативные лидеры, политика мультикультурализма и толерантности подвергается критике даже со стороны «системных общественных деятелей» (вряд ли к числу «дехристианизированных» деятелей мы можем отнести Виктора Орбана, Анджея Дуду, Маттео Сальвини). Не стоит в порыве внешнеполитических споров и даже конфронтации с Западом упрощать процессы в этой части мира. Они намного сложнее, чем утрата «своих корней».

Также было бы важно во вступительном разделе к главе про страны исламского мира отметить не только такие важные тренды, как стремительное сокращение христианского населения, попрание его прав, но и внутриисламские противоречия. Между тем именно они лежат в основе сирийского или йеменского конфликтов. И проблема не только в многовековом суннитско-шиитском противостоянии, но и в борьбе между самими суннитами. Думается, если бы эти разделы вошли в общий обзор, они сделали бы картину более насыщенной и многогранной.

Наиболее удались авторам доклада разделы про ситуацию в США, странах Евросоюза, на Украине. В первых двух случаях западные страны вообще нечасто становятся предметом обстоятельного анализа на предмет свободы совести и толерантности. По источникам, представленным в докладе, четко видно, что в этой области на Западе есть немало проблем. Они носят иной характер, чем в других частях мира, но это не отменяет их наличия. И по некоторым направлениям видно даже нарастание негативных тенденций.

В случае же с сегодняшней Украиной религиозный вопрос поставлен едва ли не в центр политической повестки дня. Между тем перспектива предоставления автокефалии неканонической УПЦ – Киевский патриархат выходит за рамки межконфессионального спора в рамках одной страны. В случае если Вселенский патриархат предоставит «самостийникам» томос, это вызовет немало противоречий в православном мире, столкнет православных на Украине, может привести к масштабной кампании по захвату приходов Московского патриархата в соседней стране. Неслучайно известный украинский лоббист в США, историк и политолог Тарас Кузио сравнил предоставление автокефалии УПЦ-КП с распадом Советского Союза[3].

Таким образом, увидел свет солидный экспертный материал. В нем имеются определенные недостатки, неточности в формулировках и некоторые обобщения без учета нюансов. Однако количество собранного материала, качественная его систематизация и выводы по отдельным странам, регионам заслуживают самого серьезного внимания.

[1] Fukuyama F. The end of the History and the Last Man. Free Press. 1992.

[2] Huntington S. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. 1996.

[3] https://regnum.ru/news/2482945.html
В октябре 2018 года в Париже состоится очередная сессия Исполкома ЮНЕСКО. В ходе ее работы будет представлен специальный доклад, посвященный проблемам сохранения культурного наследия в Крыму. Он подготовлен генсеком этой международной организации Одри Азуле[1]. Несмотря на то, что проблема Крыма сегодня находится в тени вооруженного конфликта в Донбассе, она остается одним из важнейших вопросов европейской и мировой политики. Установление российской юрисдикции над полуостровом рассматривается странами Запада как поворотный пункт в отношениях между ними и Россией. И в этом контексте активно продвигается представление о неконструктивной линии Москвы по всему спектру вопросов, связанных с инкорпорированием Крыма.

ЮНЕСКО не в первый раз обращается к проблеме сохранения культурного наследия на полуострове после перехода его под российскую юрисдикцию. Два года назад Секретариат этой международной организации уже представлял свой «Мониторинг ситуации в Автономной республике Крым»[2]. Однако общий пафос этих материалов с годами не меняется. В них неизбежно констатируется «озабоченность» и «тревога» по поводу ухудшения ситуации в сфере компетенции ЮНЕСКО.

Насколько обоснованными выглядят подобные выводы, кочующие из доклада в доклад? Ответ на этот вопрос целесообразно начать с понимания того, на какой источниковой базе они основаны. Так, в материале 2018 года недвусмысленно говорится о том, что Секретариат ЮНЕСКО «продолжил собирать информацию от международных организаций в формате системы ООН и за ее рамками, а также от неправительственных структур (НПО), которые имеют в своем распоряжении необходимые обновленные данные о ситуации в Автономной республике Крым». Что же это за структуры, которым склонна доверять влиятельная международная организация? В докладе они называются:

Управление Верховного комиссара по правам человека ООН, Совет Европы,

- Офис представителя по свободе СМИ при Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ),

- правозащитная организация AmnestyInternational,

- Постоянная делегация Украины при ЮНЕСКО,

- Международный совет по сохранению памятников и достопримечательностей,

- делегации стран – членов организации и «институциональные партнеры» (без конкретизации).

Между тем даже беглый анализ приведенного списка показывает значительное смешение жанров. Среди тех, чьему авторитету доверяет ЮНЕСКО, присутствуют международные бюрократические, правозащитные, украинские государственные структуры, но, за исключением Международного совета по сохранению памятников и достопримечательностей, не представлены подразделения, специально занимающиеся проблемами культурного наследия. Как следствие – смешение жанров и в самом докладе. Он обращен не только и даже не столько к положению дел в таких всемирно известных комплексах, как Херсонес Таврический или Ханский дворец в Бахчисарае, а к ситуации в Меджлисе крымскотатарского народа или неканоническом Симферопольском и Крымском епископстве т.н. Украинской православной церкви - Киевский патриархат (УПЦ-КП). Таким образом, налицо попытка политизации вопросов культуры и сохранения памятников даже там, где это не выглядит обоснованным.

Среди источников доклада нет вообще никаких упоминаний о российских институтах (Министерство культуры РФ, Постоянная делегация РФ в ЮНЕСКО). На это бюрократы из Секретариата могут возразить: «Мы, как и большинство стран – членов ООН, не признаем российской юрисдикции над Крымом». Но вопрос политико-правового статуса не может быть препятствием для общения с дирекциями музеев и заповедников на территории Крыма, которые, среди прочего, не только финансируются из бюджета РФ, но и находятся в «компетенции ответственности ЮНЕСКО». По справедливому замечанию российского постпреда при международной организации Александра Кузнецова, ее Секретариат «под давлением Запада оборвал все связи со своими традиционными партнерами в Крыму, включая объект всемирного наследия – древний Херсонес Таврический», он «даже отказывается принимать доклады о его сохранности»[3].

Следовательно, представления ЮНЕСКО и ее генсека не репрезентативны. Они отражают лишь одну точку зрения. Всестороннего мониторинга ситуации не проводилось. И он, что самое главное, не предвидится. В докладе упоминается визит представителей Секретариата в Киев 19-20 июля 2018 года для «обсуждения с представителями украинских властей имплементации подготовки мониторинга». Непраздный вопрос: насколько вообще можно говорить о мониторинге без полевых исследований и посещений Крыма – непосредственного объекта заботы ЮНЕСКО? Заметим, посещения Москвы бюрократам из ЮНЕСКО не возбраняются!

Возможно, российские оценки показались бы организации не релевантными. Но их как минимум необходимо изучить и принять во внимание. Тем более что помимо госструктур ЮНЕСКО могло бы координировать действия с общественными объединениями, в частности с Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры, получая информацию от его активистов. Как следствие, мягко говоря, амбивалентные выводы. Например, в пункте 14 сообщается об отсутствии информации о разрушении культурного наследия, обеспечиваемого положениями Гаагской конвенции 1954 года. Но тут же дается ссылка на «озабоченность» Украины по поводу Ханского дворца в Бахчисарае. В докладе были жестко раскритикованы проводимые Россией реставрационные работы, например в 32 исторических помещениях этого комплекса.

Между тем, этот известный музей в прошлом году отметил свое столетие. Состоялись мероприятия, посвященные его основателю и первому директору Усеину Боданинскому. 21 сентября 2018 года там открылась новая выставка «Педагогическое наследие тюркских народов России», а 19 сентября состоялась лекция в мемориальном музее Исмаила Гаспринского (1851-1914), известного крымскотатарского мыслителя и общественного деятеля[4]. Научно-культурная и просветительская работа там не прекращалась, и значительное большинство мероприятий прямо или косвенно связано с историей крымскотатарского народа.

Весьма спорными кажутся оценки и археологических исследований в российском Крыму. Они названы «незаконными», а участие в научных мероприятиях ученых из РФ и других стран подвергнуты критике. Более того, уголовные дела, возбуждаемые против них украинскими властями, получают поддержку известной международной организации. Получается, что сегодня в археологии, античной истории или медиевистике на первый план выдвигается не качество исследований, а приверженность формуле «территориальной целостности» Украины. Но означает ли это, что в случае, если статус Крыма еще несколько десятилетий будет оставаться предметом политического спора, его изучение надо попросту прекратить, а его историю забыть?

Несмотря на то, что ЮНЕСКО – это культурная, а не правозащитная организация, значительное внимание в докладе уделено положению с правами человека, прежде всего крымских татар. Но и здесь многие выводы не выдерживают критики. С одной стороны, приводятся факты о дискриминации крымских татар, хотя по факту описываются только случаи вокруг Меджлиса крымскотатарского народа. Игнорируется тот факт, что в числе депутатов Госсовета республики представители этого этноса (Ремзи Ильясов, Лентун Безазиев, Эдип Гафаров), председателем Государственного комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Республики Крым является Ленур Абдураманов[5]. На полуострове свободно действует мусульманский муфтият, возглавляемый также представителем крымскотатарского народа Эмирали Аблаевым. Более того, в мае 2018 года его дом стал объектом нападения со стороны экстремистов из числа приверженцев Меджлиса. По его оценкам, проукраинские деятели делают все возможное для запугивания лояльных РФ крымских татар[6]. Однако все эти факты проходят мимо тех, кто призван заботиться о соблюдении прав человека и предотвращении этнических конфликтов.

Некоторые тезисы доклада и вовсе вызывают, мягко говоря, недоумение. Например, вывод о «ежедневном запрете проведения мирных мероприятий, приуроченных в годовщине депортации крымских татар», 18 мая. Между тем в открытом доступе находятся и распоряжения властей Крыма о мероприятиях, приуроченных ко дню депортации (помимо крымских татар были также депортированы местные греки, армяне, болгары)[7], и подробная информация о социальных льготах и преференциях для депортированных народов[8]. Начиная с 2015 года в российском Крыму проводятся официальные мероприятия, приуроченные к трагической годовщине. Проходит траурная акция на станции Сирень (Сюйрень), откуда 74 года назад уходили в Среднюю Азию эшелоны с людьми. В 2015 году здесь была заложена памятная капсула, в 2016 году сдали первую очередь строительства мемориала, целиком его планируется завершить в 2019 году. 18 мая 2018 года глава Республики Крым Сергей Аксенов, выступая на этой акции, заявил: «Я уверен в том, что никто из тех, кто не вернулся из мест депортации, забыт не будет. Мы память о них сохраним навечно». Он также особо отметил, что именно крымскотатарский народ больше других пострадал от депортации[9]. Думается, эта картина значительно отличается от того одностороннего взгляда, который был представлен в рецензируемом докладе.

При этом составители доклада ЮНЕСКО констатируют, что «исчерпывающая оценка положения в области прав человека» в Крыму «в настоящее время невозможна из-за отсутствия прямого международного мониторинга». Между тем сам предлог о «недосягаемости Крыма» кажется в значительной степени искусственным. В России действует Совместная программа РФ и Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (в докладе есть ссылка на это Управление как на ведущую партнерскую структуру). При наличии политической воли и отсутствии формально-юридического фетишизма (доклад проникнут пафосом украинской территориальной целостности) представители и ЮНЕСКО, и УВКПЧ имели возможность если не посетить полуостров, то хотя бы встретиться с представителями Крыма и Севастополя на территории Москвы, где работают депутаты Госдумы и члены Совета Федерации, представляющие эти два субъекта в составе РФ. В этом случае картина могла бы быть хотя бы относительно сбалансированной.

Инкорпорирование Крыма в состав России – сложный процесс. На этом пути делаются ошибки. Более того, здесь неизбежны и коллизии, и конфликты интересов, и нарушения как прав человека, так и имущественных прав. Тем не менее за четыре года нахождения полуострова в составе РФ Москве удалось значительно обновить инфраструктуру Крыма, придать новый импульс развитию туристической отрасли и деятельности научно-культурных учреждений, четко разделить ответственность Меджлиса и крымскотатарского народа. Российские власти не пошли по пути распространения принципов коллективной этнической ответственности. Более того, именно с установлением юрисдикции РФ над Крымом был принят корпус документов о реабилитации репрессированных народов, чего не делалось в «демократической» и «свободной» Украине. Таким образом, под сталинской национальной политикой была подведена жирная черта. Следует как минимум принимать во внимание эти факты, а не отгораживаться от них частоколом «правильных формулировок», ангажированных НПО и отчетов украинских официальных структур.

[1][1] http://unesdoc.unesco.org/images/0026/002655/265594e.pdf

Все цитаты из доклада приводятся по указанной ссылке.

[2] https://ru.krymr.com/a/news/28000834.html

[3] https://sevastopol.su/news/yunesko-ignoriruet-realnuyu-situaciyu-v-krymu-postpred-rf

[4] http://handvorec.ru/100-let/usein-bodaninskij/

[5] https://gkmn.rk.gov.ru/ru/head/show/3

[6] https://rg.ru/2018/05/21/reg-ufo/muftij-kryma-rasskazal-podrobnosti-podzhoga-svoego-doma.html

[7]https://rk.gov.ru/uploads/kirovskiy/attachments/documents/d4/1d/8c/d98f00b204e9800998ecf8427e/5ae312c0c149d2.17741722_143.pdf?1.0.3

[8] http://lgoty-vsem.ru/regiony/krym/lgoty-posobiya-i-preferentsii-deportirovannym-krymskim-tataram-v-2018-godu.html

[9] http://simjew.ru/news/item/98-krymchane-pochtili-pamyat-zhertv-deportatsii-na-memoriale-u-stantsii-siren
20 сентября заместитель председателя Верховного суда РФ, председатель Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ Владимир Давыдов выступил с комментарием в острой дискуссии об уголовных делах за репосты и лайки в социальных сетях.

«Доказывать нужно не факт репоста или лайка, криминальны не они. Сам по себе факт такой публикации, даже если она содержит экстремистские материалы, не должен являться основанием для возбуждения уголовного дела», – приводит слова В.Давыдова «Интерфакс».

Как пояснил заместитель председателя Верховного суда, в каждом конкретном деле необходимо доказывать личный умысел привлекаемого лица.

«Судьям, еще на досудебной стадии, когда обжалуется возбуждение уголовного дела, нужно проверять не сам факт размещения, не сам репост, ни какие-то лайки, а нужно проверять именно мотивы. И если оснований для возбуждения уголовного дела нет, то нужно принимать соответствующее решение, чтобы уже на этом этапе не допустить незаконного возбуждения уголовного дела и незаконного привлечения лица к ответственности», – сказал В.Давыдов, подчеркнув, что законодательство РФ не предусматривает уголовную ответственность за сетевые посты, репосты и лайки – речь идет об ответственности за возбуждение вражды либо ненависти.

«Зашел человек на страничку, скопировал к себе что-то, а материал действительно экстремистский – это ни о чем не говорит ровным счетом, нужно доказывать умысел», – указал судья.

Также В.Давыдов привел данные статистики, в соответствии с которыми только в 2017 г. по делам об экстремизме в России были осуждены 783 человека, 572 из них – непосредственно по статье 282 УК РФ («Возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства»).

Разъяснения по актуальной проблеме были представлены на пленуме Верховного суда РФ.

«При решении вопроса о наличии или отсутствии у лица прямого умысла и цели возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства при размещении материалов в Интернете или иной информационно-телекоммуникационной сети суду следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание комментариев данного лица или иного выражения отношения к ней, факт личного создания либо заимствования лицом соответствующих аудио-, видеофайлов, текста или изображения», – говорится в постановлении пленума.

Верховный суд предписывает судьям учитывать общий семантический контекст спорной публикации, а также сведения об аудитории сетевого автора и информацию о его приверженности радикальным идеям и участии в экстремистских сообществах (interfax.ru).

Между тем 19 сентября комитет Госдумы по безопасности отказался поддержать законопроект депутатов Сергея Шаргунова и Евгения Журавлева о перенесении ответственности по данным правонарушениям из уголовного в административный кодекс.

Выражая благодарность Верховному суду за высказанную компетентную позицию, Е.Журавлев считает, что комментарий суда не повлияет на принятие послабляющих поправок российским парламентом.

«Разъяснения Верховного суда по поводу необходимости декриминализации уголовного наказания за лайки и репосты вряд ли приведут к принятию соответствующего законопроекта Госдумой, правительство готовит отрицательный отзыв... Правительство пока своего мнения не высказало, но у меня есть сведения, что оно собирается дать отрицательное заключение на наш законопроект, кроме того, они уже нарушают порядок предоставления отзывов, сильно затянув сроки, в которые необходимо предоставить заключение», – цитирует депутата «Интерфакс».

«Сегодня, конечно, я могу только приветствовать такой комментарий Верховного суда, но повлияет ли он на принятие нашего законопроекта... Я сомневаюсь. Скорее всего, этот законопроект не будет принят и, вероятно, будет перевнесен группой других депутатов или самим правительством», – предположил Е.Журавлев, добавив при этом, что «разъяснения Верховного суда очень важны».

«Однако не знаю, что заставило Верховный суд изменить свои взгляды... У нас есть заключение Верховного суда на наш законопроект, предоставленное год назад, и там подобного не высказывается», – напомнил депутат (interfax.ru).

В свою очередь председатель СПЧ при Президенте РФ Михаил Федотов призвал российские суды и следственные органы обратить на разъяснения ВС самое пристальное внимание.

«Это очень серьезно, потому что это постановление пленума Верховного суда, – подчеркнул глава СПЧ. – Это обязательное разъяснение для всех судов. Следовательно, этими разъяснениями должны руководствоваться и следственные органы, и органы прокуратуры, потому что обвинительное заключение утверждает прокуратура, а готовят эти обвинительные заключения следственные органы. Вот они должны этим руководствоваться, понимая, что если пленум Верховного суда разъяснил, что является в данном случае преступлением, а что не является. Они же понимают, что если у них, у следственных органов, другая точка зрения, то она не найдет просто поддержки в суде, вот и все».

Руководитель СПЧ выразил надежду, что в обозримом будущем можно ожидать изменения судебной практики по данной категории дел.

«Да, Совет вполне удовлетворен правовой позицией Верховного суда, считаем ее абсолютно правильной. Это стало результатом нашей совместной работы с Верховным судом. В подготовке постановления пленума Верховного суда принимали участие представители президентского Совета по правам человека, и наши предложения, как мы видим, были учтены в постановлении пленума Верховного суда. Я думаю, что теперь практика по этой категории дел действительным образом изменится, и у нас больше не будет повода удивляться тем судебным решениям, которые в последнее время стали очень частыми», – сказал М.Федотов (govoritmoskva.ru).

Ранее перспективы пересмотра законодательства о преследовании за репосты и лайки оценил член СПЧ, председатель межрегиональной общественной благотворительной организации «Комитет за гражданские права» Андрей Бабушкин.

«В уголовном праве существует понятие «мнимая оборона». Она состоит в том, что противодействие оказывается не тому, кто по-настоящему опасен, а тому, кого по ошибке принимают за преступника, – поясняет правозащитник. – Классической пример мнимой обороны в масштабах государства — борьба с репостами в соцсетях. Вот вам пример. Удмуртский общественник Тимофей Клабуков обнаружил, что в совещании консервативных партий в городе Санкт-Петербурге будет участвовать фашистская организация Forza Nova, и проинформировал об этом правоохранительные органы. Однако ему сообщили, что данная организация фашистской не является. Изучив ресурсы Forza Nova в Интернете, Клабуков выложил одну из картинок с сайта организации в своем блоге в качестве доказательства экстремистского характера Forza Nova. В связи с этим по инициативе Центра противодействия экстремизму в отношении Тимофея Клабукова было возбуждено административное дело по ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ («Публичное демонстрирование нацистской символики»), в связи с чем он был оштрафован. В этом и других случаях правоприменители не учитывали ни мотивов действий блогера, ни контекста, в котором картинка с нацистской символикой была размещена».

Солидаризуясь с требованием Верховного суда ориентироваться на детали правонарушения, общественник опасается активизации коррупционных факторов.

«Поэтому на практике изменений может быть мало, – предполагает А.Бабушкин. – Чтобы они произошли, необходимо сузить понятие экстремизма, рассматривая в качестве его обязательного признака пропаганду насилия. Кроме того, стоит перенести главный упор с карательных мер на меры профилактические и воспитательные, а административные и уголовные механизмы включать только тогда, когда публикация могла повлечь или повлекла реальные последствия».

«Следует также избавить законодательство от размытых и невнятных формулировок, – подчеркивает член СПЧ. – Например, сейчас в качестве признаков экстремизма рассматриваются «возбуждение ненависти к социальной группе» или «пропаганда религиозной исключительности». Социальных групп бесконечное множество. Чем, например, не социальные группы — проститутки или гопники? Высказались вы в Интернете о них критически, и обиженные путаны вполне вправе обратиться в Центр «Э», где могут с пониманием отнестись к расстроенным чувствам девушек» (iz.ru).

Напомним, что поручение утвердить дефиницию понятия «экстремизм» дал в ходе прямой линии 7 июня этого года Президент России Владимир Путин. Кроме того, глава государства призвал развернуть вокруг проблемы широкую общественную дискуссию и отметил, что ситуацию с наказанием за лайки и репосты не нужно доводить «до маразма и абсурда».

14 августа пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков отметил, что уголовные дела за сообщения и репосты в социальных сетях нельзя рассматривать по единому правилу – «под одну гребенку». Принцип анализа каждого случая по отдельности не должен отметаться, напомнил представитель Кремля.

В августе холдинг Mail.Ru Group, куда входят социальные сети «ВКонтакте» и «Одноклассники», мессенджеры ICQ и «Там там» и др. сервисы, обратился в Госдуму с просьбой принять законопроект об амнистии осужденных за действия в социальных сетях, в том числе за лайки, репосты или публикацию изображений, если такие действия не имели общественно опасных последствий.

«Речь идет об амнистии осужденных по статьям 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») и 148 («Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий») УК РФ. Кроме того, Mail.ru Group также попросила Верховный суд обобщить судебную практику по уголовным делам за преступления, совершенные в Интернете, в частности за активность в соцсетях», – сообщает ТАСС.

В письме кампании утверждается, что часто действия правоохранительных органов «не соответствуют потенциальной угрозе, а их реакция на записи в комментариях или мемы в ленте оказывается немотивированно жесткой».

29 августа предложение по либерализации наказаний за репосты поддержал заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Волин.

«Мы считаем, что надо отменять ответственность за репосты и лайки, так как она не соответствует ни современной практике, ни нормальным даже нормам справедливости и тяжести преступлений», – заявил замминистра (tvc.ru).

3 сентября о необходимости детально разобраться в вопросе уголовной ответственности за репосты и лайки высказался глава Комитета Госдумы по госстроительству и конституционному законодательству Павел Крашенинников (newizv.ru).

На фоне обсуждения внесения поправок в уголовное законодательство информагентство RT напомнило о свежем резонансном деле московского лингвиста Алексея Касьяна. Производство по ч. 1 ст. 282 УК РФ в отношении 43-летнего старшего научного сотрудника Института языкознания РАН, доктора филологических наук было открыто 7 июня 2018 года. На следующий день в квартире А.Касьяна прошли обыски, в ходе которых правоохранители изъяли компьютеры, книги, а заодно и плакат «За свободный Интернет». Следствие утверждает, что ученый размещал в Сети материалы, возбуждающие ненависть в отношении кавказцев и азиатов.

По мнению адвоката филолога Сергея Бадамшина, его подзащитный преследуется незаконно.

«Согласно постановлению о возбуждении уголовного дела Касьян подозревается в совершении преступления в период с 18 февраля 2014-го по 25 января 2017 года. При этом следователь СК приводит в документе ссылку на пост, послуживший причиной уголовного преследования. По этой ссылке открывается страница в «Живом журнале» с двумя постами, опубликованными аж в августе 2008 года. По закону привлечь к ответственности за такое преступление можно в течение двух лет со дня его совершения. Таким образом, все сроки привлечения к ответственности уже давно вышли, и возбуждать дело следствие просто не имело права», – отмечает адвокат.

Как выяснилось, ни подозреваемый, ни члены его семьи до возбуждения уголовного дела не были допрошены, поэтому выводы следователя об умысле и цели публикации поста являются домыслами и не подтверждаются фактами. Более того, следствие проигнорировало ходатайство адвоката об ознакомлении с материалами дела, в том числе и с лингвистической экспертизой.

«Таким образом, мы можем только гадать, к каким выводам пришли эксперты, исследовавшие публикацию Касьяна», – говорит С.Бадамшин.

Следственный комитет счел экстремистскими посты, где филолог делится впечатлениями от поездки в Санкт-Петербург. В одном из них филолог рассказывает о поступке «известного питерского нацбола Карлика», который оставил на здании Гостиного двора провокативную надпись. В другом посте лингвист комментирует беседу о сущности монархизма, которая случилась у него в Петергофе.

Разбираясь в обстоятельствах дела, корреспонденты RTпока не могут добиться у следствия объяснения, каким образом были обнаружены «экстремистские» сообщения 10-летней давности. Сам Алексей Касьян полагает, что ему могли отомстить за разоблачение научных изданий с признаками некорректной редакционной политики.

«Я сотрудничаю с проектом «Диссеропедия научных журналов». Мы выявляем журналы, в которых, например, есть плагиат, а реальное авторство статей вызывает сомнения. Это целое направление издательского бизнеса, и работа «Диссеропедии» приносит владельцам научных журналов проблемы и убытки», – поясняет филолог, ссылаясь на недавний конфликт с одним из таких издательств (russian.rt.com).

Комментируя решение пленума Верховного суда, Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова назвала ныне действующие меры в отношении авторов репостов «несоразмерно жесткими».

«Создание и умышленное распространение недостоверной информации, направленной на дестабилизацию общества и призывающей людей на несанкционированные митинги, должно пресекаться и преследоваться по закону. Но привлечение людей к уголовной ответственности за лайки и репосты, если в этих деяниях нет злого умысла, является несоразмерно жесткой мерой пресечения», – заявила омбудсмен (РИА Новости).

Директор МБПЧ, член СПЧ Александр Брод: «Для того чтобы рекомендации Верховного суда действительно работали, необходимо повышать квалификацию судей именно в таком общественно значимом и сложном вопросе, как экстремизм. Очень многое зависит от подготовки судей, и, наверное, это уже задача Верховного суда – повышать квалификацию нашего судейского корпуса. Нужны дополнительные познания в рассмотрении подобных дел, определенный кругозор относительно идеологии ненависти. Возможно, стоит подумать об издании дополнительной учебно-методической литературы, организации специальных лекций и семинаров для судей. Судьи должны уметь правильно квалифицировать каждый отдельный случай и подтверждать именно умысел в разжигании розни, смотреть, с какой целью распространяется информация. В этом плане позиция Верховного суда, на мой взгляд, высказана взвешенно.

При этом сама статья 282 УК РФ хотя и имеет сегодня излишне обвинительный уклон, из-за чего блогеры и пользователи соцсетей отбывают реальные сроки, не нуждается в отмене, поскольку речь идет не только о репостах и лайках, но о более серьезных действиях, направленных на разжигание религиозной, национальной розни, за которые уголовная ответственность должна сохраняться. Вместе с тем понятия «социальная рознь», «экстремизм» прописаны в статье размыто, ведь таким образом под статью может быть подведена деятельность оппозиционных политиков, общественников, независимых журналистов, которые выступают с критикой существующей системы, что сужает возможности общественного контроля и журналистских расследований» (mskgazeta.ru).
8 августа в Южной Осетии вспоминали трагические события пятидневной войны, развязанной Грузией 10 лет назад.

Утром 8 августа 2008 года после артобстрела Цхинвала грузинская армия предприняла попытку штурма южноосетинской столицы силами пехоты и бронетехники. В этот же день Президент России Дмитрий Медведев принял решение о начале операции по принуждению агрессора к миру. Российская авиация нанесла бомбовые удары по военным объектам на территории Грузии, в регион были введены регулярные части вооруженных сил РФ. 9 августа, выполняя договор о военной помощи между участниками Содружества непризнанных государств, Южную Осетию поддержала Абхазия. Еще через 3 дня Россия объявила об успешном окончании миссии. Вскоре между странами, вовлеченными в конфликт, было подписано мирное соглашение.

В сентябре 2009 года организованная Евросоюзом Международная комиссия по расследованию обстоятельств войны на Южном Кавказе представила доклад, опровергающий версию Грузии о якобы вынужденных ответных действиях на провокации Южной Осетии и России. Ключевые тезисы экспертного заключения были опубликованы на сайте Би-би-си.

«Боевые действия начались с масштабной грузинской операции против города Цхинвали и прилегающих территорий в ночь с 7 на 8 августа 2008 года, которой предшествовал массированный артиллерийский обстрел».

«Комиссия не может считать достаточно доказанным утверждение Грузии о вторжении значительных российских сил в Южную Осетию до 8 августа».

«Возникает вопрос, являлось ли применение Грузией силы в Южной Осетии оправданным с точки зрения международного права? По нашему мнению, ответить на него следует отрицательно» (bbc.com).

17 сентября 2008 года генпрокурор Южной Осетии Таймураз Хугаев сообщил о 1694 погибших в войне. Следственный комитет при прокуратуре РФ задокументировал смерти 162 и ранения 255 мирных жителей. Экономический ущерб, нанесенный Южной Осетии, оценивают как минимум в 18 млрд. рублей.

Директор МБПЧ Александр Брод вместе с коллегами из Общественной палаты РФ, зарубежными экспертами неоднократно выезжал в Южную Осетию, осуществлялся мониторинг ситуации, сбор свидетельств очевидцев трагедии. Затем материалы были представлены на площадках БДИПЧ ОБСЕ в Варшаве, Совета Европы в Страсбурге, ООН в Нью-Йорке.

26 августа 2008 года Российская Федерация признала Южную Осетию и Абхазию в качестве независимых государств, позднее дипломатические отношения с ними заключили Венесуэла, Никарагуа, Республика Науру и Сирия.

Спустя десятилетие после обретения суверенитета югоосетинский народ, еще не оправившийся после нанесенного урона, продолжает бороться за выживание. Экономические и социальные трудности, с которыми столкнулось молодое государство, усугубляются внутренними проблемами, прежде всего коррупцией. По словам кандидата в президенты республики кампании 2011 года Аллы Джиоевой, размах коррупции в Южной Осетии достиг катастрофических масштабов.

«Мы неоднократно слышали из уст российской власти, что в Осетию вбухали кучу денег на восстановление, но восстановления не было. Никто не знает, где эти деньги», – подчеркивает А.Джиоева. Отметим, что за 10 лет Российская Федерация выделила Южной Осетии более 50 млрд. рублей.

По словам А.Джиоевой, мощные финансовые вливания из РФ могли превратить Южную Осетию в «витрину российской политики», однако этого не произошло по причине банального воровства. Вместе с тем политик убеждена, что миллиарды российских рублей сыграли роль «развратителя» югоосетинцев.

«Одно дело, когда помогаешь страждущему человеку не упасть в пропасть, другое дело – когда народ отучается трудиться, достигать целей. Это ведет не к достижению высот, а к медленной деградации».

Оставаясь сторонником независимости и критикуя тезис о присоединении к России, А.Джиоева тем не менее признает, что «с точки зрения выживания нации» «единственным результативным шагом» остается объединение с Северной Осетией (bbc.com).

С критикой финансовой политики государства в течение поствоенного периода выступает и министр экономического развития РЮО Геннадий Кокоев, заступивший на должность в мае прошлого года.

«Многие процессы в промышленности и сельском хозяйстве с экономической и человеческой точки зрения абсолютно непонятны и нерациональны. Сельское хозяйство малопродуктивно. Недавно был построен неплохой современный мясокомбинат корпорации «Евродон», но для работы комбината Южная Осетия элементарно не может предоставить сырья. И это при том, что традиционно животноводческий комплекс был представлен здесь в полном объеме. Также мы не выпекаем ни одного килограмма хлеба из муки, произведенной на основе местного зерна», – цитирует Г.Кокоева информагентство Sputnik.

«За исключением Полиграфического производственного объединения, Багиатского наливочного завода и Пивоваренного завода, которые закрывают баланс с прибылью, все остальные предприятия перманентно убыточны на протяжении многих лет. Такое положение сложилось по причине нерационального и экономически неэффективного использования государственного имущества», – отметил министр, поставивший перед собой нелегкую задачу оптимизации всей финансовой системы государства (sputnik-ossetia.ru).

«Те средства, которые выделили после 2008 года на восстановление, должны были освоить более эффективно», – указывает Г.Кокоев и задается риторическим вопросом: «Посмотрите, похожа Южная Осетия на территорию, в которую вложили десятки миллиардов рублей?» (bbc.com).

«Мы не можем сказать, что идем семимильными шагами», – соглашается президент Бибилов (bbc.com).

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев призывает напрямую не связывать экономическое развитие Южной Осетии и Абхазии с пятидневной войной.

«Те решения, которые тогда принимала Россия, были нацелены на обеспечение безопасности, эти решения по определению не были универсальными, они не могли решить все те проблемы, с которыми сталкивались и еще столкнутся населения Абхазии и Южной Осетии, – указывает аналитик. – Что касается безопасности, то она обеспечена, и, конечно, это создает условия для экономического развития, это условие необходимое, но недостаточное».

Дополнительные сложности для развития республик создает сам масштаб их экономик, отмечает эксперт.

«Конечно, это небольшие государства, у них узкий рынок, там есть проблемы ограниченной транспортной недоступности, особенно в Южной Осетии. Конечно, там есть сложности, и были допущены ошибки особенно в первые годы становления Южной Осетии, и помощь России требуется и будет еще требоваться. Это та задача, которую надо решать, помимо обеспечения безопасности, само по себе признание не обеспечивает экономического развития», – подчеркивает Н.Силаев (sputnik-abkhazia.ru).

В свою очередь сенатор Таймураз Мамсуров, занимавший пост главы Республики Северная Осетия – Алания с 2005 по 2015 год, напоминает соседям о необходимости самим вершить свою судьбу.

«Сегодня Цхинвал – это спокойный мирный город. Детские сады, школы, люди как-то устраивают свою жизнь, поэтому, конечно, судьба этого города в руках Южной Осетии. Каким они его сделают, таким он и будет», – уверен Т.Мамсуров.

«Сейчас там существует государство, есть президент, все атрибуты государства, правительство, они формируют бюджет, собирают доходы, планируют свою жизнь, реализуют эти планы, так что все в их руках», – подчеркивает сенатор (tass.ru).

По мнению члена экспертного совета Министерства по делам национальностей Северной Осетии Игоря Дулаева, основным достижением молодых республик за последние годы стал мировоззренческий поворот в коллективном сознании.

«Обе республики, наверное, впервые в своей современной истории строят демократические государства, и эти процессы не проходят бесконфликтно. Есть моменты в Южной Осетии и Абхазии, которые говорят о том, что есть разные точки зрения, и они могут приводить к внутренним конфликтам, например, так называемая "снежная революция" в 2011 году или кризис 2014 года в Абхазии. Но тем не менее эти кризисы преодолеваются и общество идет дальше», – говорит эксперт.

Как отмечает И.Дулаев, за десять лет государства предприняли попытку решить тяжелые экономические вопросы, и у Абхазии это пока получается лучше, чем у Южной Осетии. «Но самое главное, что из сознания граждан исчез синдром "осажденной крепости", общества нацелены в будущее», – резюмирует политолог (sputnik-ossetia.ru).

Сегодня проблематика Северного Кавказа в российском и зарубежном информационном пространстве вытеснена на второй план. В этом регионе обстановка стала намного более стабильной по сравнению с периодом 1990-х – середины 2000-х годов. Тем не менее в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений в этой части России происходят интересные и неоднозначные процессы, требующие качественного анализа.

Распределенный центр Центра межнациональных и межрелигиозных проблем Министерства образования и науки РФ продолжает серию экспертных докладов на эту тему. Под руководством известного специалиста академика В.А. Тишкова коллектив экспертов проводит регулярный мониторинг этноконфессиональной ситуации в субъектах Федерации, образующих СКФО, а также предлагает практические рекомендации по преодолению сложных ситуаций. В рамках подготовки серии докладов формируется исследовательская традиция, которая может быть использована как паттерн для анализа проблем как в отдельных регионах страны, так и в различных федеральных округах.

Приступая к предметному анализу самого доклада «Этноконфессиональная ситуация в субъектах Российской Федерации Северо-Кавказского федерального округа» ((первое полугодие 2018 года). М.- Ставрополь. Пятигорск. – 2018), следует обратить внимание, прежде всего, на оптимальный стиль изложения, избранный авторским коллективом. С одной стороны, здесь апробированы современные методики исследования, междисциплинарный подход (ученые оперируют данными и категориями социологии, политологии, экономики, демографии). С другой стороны, описание сложных проблем ведется доступным языком, не перегружено излишним теоретизированием и абстрактными формулами, далекими от региональной конкретики. Это делает доклад интересным не только для узкой группы специалистов, но и для госслужащих, гражданских активистов, журналистов, студентов, всех, кто интересуется положением дел в российских регионах.

Доклад за первое полугодие 2018 года состоит из введения и разделов, посвященных положению дел в отдельных субъектах СКФО. В вводной части подчеркивается, что в исследуемый период в целом по округу наблюдалась позитивная динамика, на второй план отошли проблемы межэтнических отношений, уступив место экономическим и социальным сюжетам, снизился миграционный приток из постсоветских республик. В то же время отмечаются «выраженная этническая и конфессиональная дифференциация сообществ», «скрытый конфликтогенный потенциал отношений этнических групп, который проявляется в территориальной экономической, политической конкуренции».

Директор МБПЧ Александр Брод: «Стоило бы, пожалуй, усилить следующий момент. В таком полиэтничном регионе, как Северный Кавказ, социальные и экономические проблемы рано или поздно могут трансформироваться в этнические или конфессиональные, хотя изначально таковыми их могут и не воспринимать. Особенно это касается таких проблем, как безработица, доступ к власти, престижным должностям и бизнесу».

Авторы справедливо указывают на то, что многие из имеющихся проблем имеют системный характер, они сформировались не за один год, а, возможно, и не за одно десятилетие. Однако, говоря о «субъективных факторах», читатели остаются перед неразрешенной головоломкой. Как иначе понять вывод о том, что «в обострении проблем присутствуют факторы, отражающие интересы конкретных сообществ и личностей, а также и проблемы современных международных отношений, которые провоцируют геополитизацию внутренних северокавказских этнополитических проблем». Сразу напрашивается сюжет о влиянии конфликтов в Сирии, на Украине, в Нагорном Карабахе на положение дел в субъектах СКФО.

Шесть глав доклада посвящены ситуации в Ставропольском крае. Они касаются различных аспектов этноконфессионального развития этого региона. Сразу отметим: от доклада к докладу структура исследований меняется. Не стоит переоценивать излишне изменения, но всякий раз мы наблюдаем определенные акценты. В докладе по итогам первого полугодия 2018 года мы видим две главы, посвященные православию и исламу в Ставрополье соответственно в первом и втором квартале года. Важный аспект, который затрагивается в докладе, – это роль информационного фактора в противодействии экстремизму. Так, авторы полагают, что в современных условиях, когда стремителен наплыв информационного потока, имамам необходимо не отставать от требований времени, постоянно повышать уровень влияния. В этой связи ДУМ СК (Духовное управление мусульман Ставропольского края – прим.) на постоянной основе проводит курсы повышения квалификации для имамов. Интересны предлагаемые коллективом исследователей рекомендации. В частности, отмечается особая важность постепенного преодоления архаичных элементов массового сознания, которые в существенной мере связаны с консервативными конфессиональными и этническими установками на основе модернизации всех сторон жизни регионального сообщества, продвижения принципов консоциативной демократии, публичной политики, «фабрик мысли». Не менее важно усиление работы власти, гражданских активистов с неформальными лидерами и авторитетами религиозных и этнических групп, их более активное вовлечение в конструктивный диалог и принятие управленческих решений.

Две главы доклада посвящены положению дел в Республике Дагестан. Рассматривается такой важный аспект, как кампания главы региона Васильева В.А. по обновлению управленческих кадров. Подробно рассматривается и развернутая им антикоррупционная кампания. Отмечается, что прежняя «неспешность» Васильева сменилась его жесткими действиями. Тексты по Дагестану насыщены  богатым фактическим материалом. Однако трудно отделаться от впечатления, что по стилю это скорее служебные справки для органов власти, нежели исследование. Тем не менее очень ценными видятся представленные рекомендации. Первостепенная задача, пожалуй, относится к разрешению «земельного вопроса», одного из наисложнейших узлов постсоветского Дагестана. Авторы полагают целесообразным завершить разграничение государственных земель и земель муниципальных районов, городских округов, сельских поселений; провести инвентаризацию всех нерационально используемых земель независимо от их ведомственного закрепления. Большая часть рекомендаций так или иначе связана именно с этим сюжетом.

Две главы доклада посвящены Ингушетии. В первой из них значительное внимание уделяется проблемам мемориально-исторической политики республиканских властей. Очень интересным видится кейс Ингушетии, когда предпринимаются попытки примирения двух нарративов – трагического, связанного с историей сталинской депортации 1944 года (она началась 23 февраля), и патриотического (празднование Дня защитника Отечества). Опыт ингушских властей (взаимодействие с общественниками, популярными блогерами) в решении таких проблем видится как интересный пример для других субъектов РФ (не только СКФО).

Не менее интересный и необычный (фактически беспрецедентный в России) кейс – это конфликт светской и религиозной власти в Ингушетии. Имеется в виду решение Духовного центра мусульман республики об отлучении ее главы Юнус-бека Евкурова от исламской общины. Тем не менее, по словам авторов, в целом решение Духовного центра мусульман Ингушетии (ДЦМ РИ) об отлучении Евкурова не получило ни моральной, ни практической поддержки у основной части населения и большинства духовенства республики. И поэтому неслучайно важнейшей рекомендацией для составителей доклада является идея о продолжении «работы по приведению деятельности Духовного центра мусульман Ингушетии в правовое русло с учетом того, что Республика Ингушетия – светское государственное образование».

Также по две главы посвящены оценке этноконфессиональной ситуации в Кабардино-Балкарии (КБР), Карачаево-Черкесии (КЧР), Республике Северная Осетия-Алания. Все они содержат богатую эмпирику, однако обобщения и рекомендации по КБР и КЧР выглядят излишне схематичными. Работа с НКО, правозащитниками, молодежью крайне важна, это бесспорно. Однако такие цели и задачи могли бы быть поставлены и в Татарстане, и в Башкортостане, и в Якутии. Чрезвычайно важно понять особенность именно региональной повестки дня. В разделе по Северной Осетии есть некоторые обобщения, но нет блока рекомендаций. Было бы полезно выдерживать на протяжении всего доклада некоторое единообразие формы.

В разделе о тенденциях в Чеченской Республике много внимания уделяется «языковой дискуссии». Речь идет о реакции на законопроект о добровольном изучении национальных языков. Он был внесен в Госдуму 10 апреля 2018 года. В контексте предыдущего опыта Чечни это имеет особую важность. Согласно выводам авторов, «в отношении изучения национального языка встречаются разные мнения, одни полагают, что существующие стандарты удовлетворяют языковые потребности, другие считают, что недостаточно отводится времени для его качественного овладения».

Как бы то ни было, а большинство оценок сводится к тому, что сфера межэтнических и конфессиональных отношений выглядит в целом стабильной, наработан определенный опыт в разрешении острых проблем. Однако проблемы сохраняются. И они развиваются не в вакууме, на них влияет общеэкономическая ситуация, социальные тренды, положение дел в органах власти. Не вполне ясно, что делать с ростом бытовой религиозности, как она связана с политизацией религии, как наладить тонкие настройки, чтобы, с одной стороны, поддерживать светский характер государства, а с другой – не допустить радикализацию.

Доклад имеет определенные недостатки. Хотя по сравнению с предыдущими материалами этой серии отмечается большее единообразие в формулировке вопросов, структуре. Понятно, что невозможно отождествить Северную Осетию с КБР, а КЧР с Дагестаном. И тем не менее тот же блок рекомендаций стоит сделать обязательным и неформальным, то есть не ради «заполнения» по принципу отписки. Уже традиционной претензией к докладу является игнорирование авторами проблем Адыгеи и Краснодарского края, которые многими нитями связаны с СКФО, хотя формально в этот округ и не входят. Учитывая чрезвычайную актуальность ближневосточного конфликта и вовлеченность жителей регионов Северного Кавказа в события в Сирии, стоило бы посвятить вопросу «геополитизации» отдельную главу. По крайней мере, по сравнению с предыдущими материалами этой серии эта проблема звучит намного резче.

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel