?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

20 сентября заместитель председателя Верховного суда РФ, председатель Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ Владимир Давыдов выступил с комментарием в острой дискуссии об уголовных делах за репосты и лайки в социальных сетях.

«Доказывать нужно не факт репоста или лайка, криминальны не они. Сам по себе факт такой публикации, даже если она содержит экстремистские материалы, не должен являться основанием для возбуждения уголовного дела», – приводит слова В.Давыдова «Интерфакс».

Как пояснил заместитель председателя Верховного суда, в каждом конкретном деле необходимо доказывать личный умысел привлекаемого лица.

«Судьям, еще на досудебной стадии, когда обжалуется возбуждение уголовного дела, нужно проверять не сам факт размещения, не сам репост, ни какие-то лайки, а нужно проверять именно мотивы. И если оснований для возбуждения уголовного дела нет, то нужно принимать соответствующее решение, чтобы уже на этом этапе не допустить незаконного возбуждения уголовного дела и незаконного привлечения лица к ответственности», – сказал В.Давыдов, подчеркнув, что законодательство РФ не предусматривает уголовную ответственность за сетевые посты, репосты и лайки – речь идет об ответственности за возбуждение вражды либо ненависти.

«Зашел человек на страничку, скопировал к себе что-то, а материал действительно экстремистский – это ни о чем не говорит ровным счетом, нужно доказывать умысел», – указал судья.

Также В.Давыдов привел данные статистики, в соответствии с которыми только в 2017 г. по делам об экстремизме в России были осуждены 783 человека, 572 из них – непосредственно по статье 282 УК РФ («Возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства»).

Разъяснения по актуальной проблеме были представлены на пленуме Верховного суда РФ.

«При решении вопроса о наличии или отсутствии у лица прямого умысла и цели возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства при размещении материалов в Интернете или иной информационно-телекоммуникационной сети суду следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание комментариев данного лица или иного выражения отношения к ней, факт личного создания либо заимствования лицом соответствующих аудио-, видеофайлов, текста или изображения», – говорится в постановлении пленума.

Верховный суд предписывает судьям учитывать общий семантический контекст спорной публикации, а также сведения об аудитории сетевого автора и информацию о его приверженности радикальным идеям и участии в экстремистских сообществах (interfax.ru).

Между тем 19 сентября комитет Госдумы по безопасности отказался поддержать законопроект депутатов Сергея Шаргунова и Евгения Журавлева о перенесении ответственности по данным правонарушениям из уголовного в административный кодекс.

Выражая благодарность Верховному суду за высказанную компетентную позицию, Е.Журавлев считает, что комментарий суда не повлияет на принятие послабляющих поправок российским парламентом.

«Разъяснения Верховного суда по поводу необходимости декриминализации уголовного наказания за лайки и репосты вряд ли приведут к принятию соответствующего законопроекта Госдумой, правительство готовит отрицательный отзыв... Правительство пока своего мнения не высказало, но у меня есть сведения, что оно собирается дать отрицательное заключение на наш законопроект, кроме того, они уже нарушают порядок предоставления отзывов, сильно затянув сроки, в которые необходимо предоставить заключение», – цитирует депутата «Интерфакс».

«Сегодня, конечно, я могу только приветствовать такой комментарий Верховного суда, но повлияет ли он на принятие нашего законопроекта... Я сомневаюсь. Скорее всего, этот законопроект не будет принят и, вероятно, будет перевнесен группой других депутатов или самим правительством», – предположил Е.Журавлев, добавив при этом, что «разъяснения Верховного суда очень важны».

«Однако не знаю, что заставило Верховный суд изменить свои взгляды... У нас есть заключение Верховного суда на наш законопроект, предоставленное год назад, и там подобного не высказывается», – напомнил депутат (interfax.ru).

В свою очередь председатель СПЧ при Президенте РФ Михаил Федотов призвал российские суды и следственные органы обратить на разъяснения ВС самое пристальное внимание.

«Это очень серьезно, потому что это постановление пленума Верховного суда, – подчеркнул глава СПЧ. – Это обязательное разъяснение для всех судов. Следовательно, этими разъяснениями должны руководствоваться и следственные органы, и органы прокуратуры, потому что обвинительное заключение утверждает прокуратура, а готовят эти обвинительные заключения следственные органы. Вот они должны этим руководствоваться, понимая, что если пленум Верховного суда разъяснил, что является в данном случае преступлением, а что не является. Они же понимают, что если у них, у следственных органов, другая точка зрения, то она не найдет просто поддержки в суде, вот и все».

Руководитель СПЧ выразил надежду, что в обозримом будущем можно ожидать изменения судебной практики по данной категории дел.

«Да, Совет вполне удовлетворен правовой позицией Верховного суда, считаем ее абсолютно правильной. Это стало результатом нашей совместной работы с Верховным судом. В подготовке постановления пленума Верховного суда принимали участие представители президентского Совета по правам человека, и наши предложения, как мы видим, были учтены в постановлении пленума Верховного суда. Я думаю, что теперь практика по этой категории дел действительным образом изменится, и у нас больше не будет повода удивляться тем судебным решениям, которые в последнее время стали очень частыми», – сказал М.Федотов (govoritmoskva.ru).

Ранее перспективы пересмотра законодательства о преследовании за репосты и лайки оценил член СПЧ, председатель межрегиональной общественной благотворительной организации «Комитет за гражданские права» Андрей Бабушкин.

«В уголовном праве существует понятие «мнимая оборона». Она состоит в том, что противодействие оказывается не тому, кто по-настоящему опасен, а тому, кого по ошибке принимают за преступника, – поясняет правозащитник. – Классической пример мнимой обороны в масштабах государства — борьба с репостами в соцсетях. Вот вам пример. Удмуртский общественник Тимофей Клабуков обнаружил, что в совещании консервативных партий в городе Санкт-Петербурге будет участвовать фашистская организация Forza Nova, и проинформировал об этом правоохранительные органы. Однако ему сообщили, что данная организация фашистской не является. Изучив ресурсы Forza Nova в Интернете, Клабуков выложил одну из картинок с сайта организации в своем блоге в качестве доказательства экстремистского характера Forza Nova. В связи с этим по инициативе Центра противодействия экстремизму в отношении Тимофея Клабукова было возбуждено административное дело по ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ («Публичное демонстрирование нацистской символики»), в связи с чем он был оштрафован. В этом и других случаях правоприменители не учитывали ни мотивов действий блогера, ни контекста, в котором картинка с нацистской символикой была размещена».

Солидаризуясь с требованием Верховного суда ориентироваться на детали правонарушения, общественник опасается активизации коррупционных факторов.

«Поэтому на практике изменений может быть мало, – предполагает А.Бабушкин. – Чтобы они произошли, необходимо сузить понятие экстремизма, рассматривая в качестве его обязательного признака пропаганду насилия. Кроме того, стоит перенести главный упор с карательных мер на меры профилактические и воспитательные, а административные и уголовные механизмы включать только тогда, когда публикация могла повлечь или повлекла реальные последствия».

«Следует также избавить законодательство от размытых и невнятных формулировок, – подчеркивает член СПЧ. – Например, сейчас в качестве признаков экстремизма рассматриваются «возбуждение ненависти к социальной группе» или «пропаганда религиозной исключительности». Социальных групп бесконечное множество. Чем, например, не социальные группы — проститутки или гопники? Высказались вы в Интернете о них критически, и обиженные путаны вполне вправе обратиться в Центр «Э», где могут с пониманием отнестись к расстроенным чувствам девушек» (iz.ru).

Напомним, что поручение утвердить дефиницию понятия «экстремизм» дал в ходе прямой линии 7 июня этого года Президент России Владимир Путин. Кроме того, глава государства призвал развернуть вокруг проблемы широкую общественную дискуссию и отметил, что ситуацию с наказанием за лайки и репосты не нужно доводить «до маразма и абсурда».

14 августа пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков отметил, что уголовные дела за сообщения и репосты в социальных сетях нельзя рассматривать по единому правилу – «под одну гребенку». Принцип анализа каждого случая по отдельности не должен отметаться, напомнил представитель Кремля.

В августе холдинг Mail.Ru Group, куда входят социальные сети «ВКонтакте» и «Одноклассники», мессенджеры ICQ и «Там там» и др. сервисы, обратился в Госдуму с просьбой принять законопроект об амнистии осужденных за действия в социальных сетях, в том числе за лайки, репосты или публикацию изображений, если такие действия не имели общественно опасных последствий.

«Речь идет об амнистии осужденных по статьям 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») и 148 («Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий») УК РФ. Кроме того, Mail.ru Group также попросила Верховный суд обобщить судебную практику по уголовным делам за преступления, совершенные в Интернете, в частности за активность в соцсетях», – сообщает ТАСС.

В письме кампании утверждается, что часто действия правоохранительных органов «не соответствуют потенциальной угрозе, а их реакция на записи в комментариях или мемы в ленте оказывается немотивированно жесткой».

29 августа предложение по либерализации наказаний за репосты поддержал заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Волин.

«Мы считаем, что надо отменять ответственность за репосты и лайки, так как она не соответствует ни современной практике, ни нормальным даже нормам справедливости и тяжести преступлений», – заявил замминистра (tvc.ru).

3 сентября о необходимости детально разобраться в вопросе уголовной ответственности за репосты и лайки высказался глава Комитета Госдумы по госстроительству и конституционному законодательству Павел Крашенинников (newizv.ru).

На фоне обсуждения внесения поправок в уголовное законодательство информагентство RT напомнило о свежем резонансном деле московского лингвиста Алексея Касьяна. Производство по ч. 1 ст. 282 УК РФ в отношении 43-летнего старшего научного сотрудника Института языкознания РАН, доктора филологических наук было открыто 7 июня 2018 года. На следующий день в квартире А.Касьяна прошли обыски, в ходе которых правоохранители изъяли компьютеры, книги, а заодно и плакат «За свободный Интернет». Следствие утверждает, что ученый размещал в Сети материалы, возбуждающие ненависть в отношении кавказцев и азиатов.

По мнению адвоката филолога Сергея Бадамшина, его подзащитный преследуется незаконно.

«Согласно постановлению о возбуждении уголовного дела Касьян подозревается в совершении преступления в период с 18 февраля 2014-го по 25 января 2017 года. При этом следователь СК приводит в документе ссылку на пост, послуживший причиной уголовного преследования. По этой ссылке открывается страница в «Живом журнале» с двумя постами, опубликованными аж в августе 2008 года. По закону привлечь к ответственности за такое преступление можно в течение двух лет со дня его совершения. Таким образом, все сроки привлечения к ответственности уже давно вышли, и возбуждать дело следствие просто не имело права», – отмечает адвокат.

Как выяснилось, ни подозреваемый, ни члены его семьи до возбуждения уголовного дела не были допрошены, поэтому выводы следователя об умысле и цели публикации поста являются домыслами и не подтверждаются фактами. Более того, следствие проигнорировало ходатайство адвоката об ознакомлении с материалами дела, в том числе и с лингвистической экспертизой.

«Таким образом, мы можем только гадать, к каким выводам пришли эксперты, исследовавшие публикацию Касьяна», – говорит С.Бадамшин.

Следственный комитет счел экстремистскими посты, где филолог делится впечатлениями от поездки в Санкт-Петербург. В одном из них филолог рассказывает о поступке «известного питерского нацбола Карлика», который оставил на здании Гостиного двора провокативную надпись. В другом посте лингвист комментирует беседу о сущности монархизма, которая случилась у него в Петергофе.

Разбираясь в обстоятельствах дела, корреспонденты RTпока не могут добиться у следствия объяснения, каким образом были обнаружены «экстремистские» сообщения 10-летней давности. Сам Алексей Касьян полагает, что ему могли отомстить за разоблачение научных изданий с признаками некорректной редакционной политики.

«Я сотрудничаю с проектом «Диссеропедия научных журналов». Мы выявляем журналы, в которых, например, есть плагиат, а реальное авторство статей вызывает сомнения. Это целое направление издательского бизнеса, и работа «Диссеропедии» приносит владельцам научных журналов проблемы и убытки», – поясняет филолог, ссылаясь на недавний конфликт с одним из таких издательств (russian.rt.com).

Комментируя решение пленума Верховного суда, Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова назвала ныне действующие меры в отношении авторов репостов «несоразмерно жесткими».

«Создание и умышленное распространение недостоверной информации, направленной на дестабилизацию общества и призывающей людей на несанкционированные митинги, должно пресекаться и преследоваться по закону. Но привлечение людей к уголовной ответственности за лайки и репосты, если в этих деяниях нет злого умысла, является несоразмерно жесткой мерой пресечения», – заявила омбудсмен (РИА Новости).

Директор МБПЧ, член СПЧ Александр Брод: «Для того чтобы рекомендации Верховного суда действительно работали, необходимо повышать квалификацию судей именно в таком общественно значимом и сложном вопросе, как экстремизм. Очень многое зависит от подготовки судей, и, наверное, это уже задача Верховного суда – повышать квалификацию нашего судейского корпуса. Нужны дополнительные познания в рассмотрении подобных дел, определенный кругозор относительно идеологии ненависти. Возможно, стоит подумать об издании дополнительной учебно-методической литературы, организации специальных лекций и семинаров для судей. Судьи должны уметь правильно квалифицировать каждый отдельный случай и подтверждать именно умысел в разжигании розни, смотреть, с какой целью распространяется информация. В этом плане позиция Верховного суда, на мой взгляд, высказана взвешенно.

При этом сама статья 282 УК РФ хотя и имеет сегодня излишне обвинительный уклон, из-за чего блогеры и пользователи соцсетей отбывают реальные сроки, не нуждается в отмене, поскольку речь идет не только о репостах и лайках, но о более серьезных действиях, направленных на разжигание религиозной, национальной розни, за которые уголовная ответственность должна сохраняться. Вместе с тем понятия «социальная рознь», «экстремизм» прописаны в статье размыто, ведь таким образом под статью может быть подведена деятельность оппозиционных политиков, общественников, независимых журналистов, которые выступают с критикой существующей системы, что сужает возможности общественного контроля и журналистских расследований» (mskgazeta.ru).